Павел Лукша: Три главные драмы человечества

Грета Тунберг — лишь первая ласточка будущих проблем социума, скоро таких будет тысячи. Чтобы мы сохранились как вид, в ближайшие несколько десятилетий необходимо преодолеть три кризиса. О том, что это за кризисы, почему они возникли и как с ними справиться, рассуждает основатель GlobalEducationFutures, член наблюдательного совета Университета 20.35 и эксперт Сколковского центра развития образования Павел Лукша.

Павел Лукша

Не будем оленями

Технологии и цивилизация в последние столетия развивались экспоненциально. Но природа развития сложных систем, существующих уже миллиарды лет, показывает, что любая экспонента — это первая часть кривой, которая в какой-то момент доходит до точки бифуркации. Дальше возможны два варианта. Первый — экологическое сообщество натыкается на пределы роста и происходит быстрый коллапс. Хрестоматийна история с оленями на острове, где у них не было естественных врагов. Сначала животные заселили территорию, потом стремительно съели всю растительность и вымерли. То же самое можно наблюдать с популяциями грызунов, красных муравьев. Второй вариант — когда происходит некая стабилизация, вырисовывается так называемая логистическая кривая: популяция сначала растет, а потом, пройдя точку перелома, стабилизируется. Фактически это установление нового режима существования, новой парадигмы.

Драма первая: не заходи за черту

Мы как человечество стоим на пороге очень серьезных вызовов. Один из них — экологический. На планете происходит целый ряд процессов, делающих возможным наше существование как вида. Например, биосфера выступает в качестве стабилизатора средних температур, влажности и так далее. Численность населения и его активность растет, и мы нарушаем естественный ход этих процессов — разрушаем биосферу, меняем состав атмосферы и океанов… При этом сами не знаем, что с этим делать. У нас пока нет технологий, позволяющих остановить разрушение. Мы даже близко не понимаем, как работает наша планета, как нам существовать на Земле бесконечно долгий период времени. Все расчеты показывают, что уже через 50 лет, в том или ином виде, станет очевидным закат нашей нынешней цивилизации.

Кризис планетарных границ современной цивилизации — это драма человечества номер один. Единственный шанс для нас сохраниться и продолжиться как вид — масштабно заняться решением экологических проблем. Придется приучить себя к такой дисциплине, какую мы не имели никогда за всю историю человечества, изменить все правила игры, культуру, системы промышленного производства, управления и очень многое другое. И это вопрос уже не какого-то далекого будущего, а ближайших двадцати лет. У нас нет никаких других альтернатив — сбежать в космос от проблем планеты мы просто не успеем, ведь это проект на десятки и сотни лет, а у нас гораздо меньше времени. Более того, чтобы выжить на Марсе или Луне, нам надо научиться создавать устойчивые поселения. Мы обязаны понять законы природы и способы создания живых систем — без этого распространения в космос, на другие планеты просто не произойдет.

Драма вторая: научись быть сложным

Еще одно испытание — это кризис сложности. Если система наращивает количество элементов без изменения своей структуры, она теряет способность управлять собой — и в какой-то момент наступает коллапс. Этот феномен известен как «самоорганизованная критичность». Его можно увидеть, например, в горах, где до какого-то момента снежинки ложатся друг на друга, а потом критическая масса лавиной сходит вниз. Так же и сложные цивилизации часто распадаются из-за роста сложности. Многие большие империи — Рим, Египет, древние шумеры, даже СССР — начинали «сыпаться» в тот момент, когда старая модель развития уже не могла работать, а создать новую они были неспособны. Сегодня у нас такая же ситуация, но уже глобальная. Индустриальная потребительская экономика упирается в пределы своего развития: с одной стороны, это экологическая неустойчивость, с другой — неготовность людей жить ради бесконечного цикла потребления. А модели управления вообще созданы для другой эпохи — по большому счету, протоколы не менялись радикально последние столетия, при этом сложность управляемых систем продолжает расти.

Таким образом, необходима перестройка всех систем управления на новом уровне сложности. Но как это сделать, какими теперь должны быть принципы управления, обучения и развития? Этого мы до конца еще не знаем, хотя есть много гипотез. По сути, надо перестроить систему управления на ходу, чтобы она могла эволюционировать бесконечно долго.

Конечно, есть надежда на новые коммуникационные технологии, на нашу глобальную взаимосвязанность через Интернет. Вероятнее всего, нужные способы управления и системы действия возникнут в логике сетецентричности. Будет возникать и новая человеческая субъектность, станут появляться иные коллективные сетевые структуры, способные работать с задачами и вызовами планетарного масштаба. Нации — это конструкт из XVIII века, и он как минимум должен быть достроен новой субъектностью, системами и управляющими структурами масштаба всего человечества.

Драма третья: изменить нельзя оставить

Третья драма человечества — кризис наследования. Его можно сформулировать так: нельзя продолжать жить по-прежнему, но при этом нельзя разрушать наш образ жизни.

С одной стороны, мы уже сказали, почему нельзя жить по-прежнему: нужно сделать цивилизацию экологически устойчивой, способной к постоянному саморазвитию. С другой — если мы просто остановим наши фабрики и заводы, торговые центры и веб-сайты с развлечениями, нам гарантирован социальный хаос, голод и массовая гибель населения. Нынешняя цивилизация создана определенными правилами игры, определенными договоренностями, на которые опираются все: мы верим, что бумажные деньги имеют ценность, что люди в форме имеют право говорить нам, что делать, и так далее. Совокупность этих договоренностей и правил настолько многообразна, они так хорошо подстроены друг под друга, что мы можем трансформировать цивилизацию только одним образом — «проэволюционировав», пошагово принимая изменившиеся условия этой игры.

Раньше цивилизацию меняло появление новых технологий, массово улучавших наш быт, но теперь этого уже недостаточно. Сегодня главный вызов — переизобретение общественных отношений, культуры, образа жизни.

Регенерируй это

Перезагрузка правил игры мировой политической и экономической системы уже началась — коронакризис явился для нее спусковым механизмом. Я назову несколько трендов, которые видны уже сейчас. Сразу подчеркну — то, что я их вижу, не означает, что лично я их поддерживаю. Для меня самого наиболее предпочтительным был бы путь, в котором люди массово осознают серьезность ситуации, происходит своего рода «квантовый скачок» в культуре и правилах поведения. Но экономические и культурные системы инерционны, а потому наиболее вероятен именно плавный переход, где нынешние процессы — та же цифровая экономика — выстраивают мостик к новой реальности. Примерно по такому принципу индустриальная экономика, при всех ее недостатках, создала равенство мужчин и женщин, разных народов и культур.

Итак, перезагрузка проявляется, во-первых, в ускорении автоматизации, технологизации, обезлюдении экономики — то, что часто называется Индустрией 4.0, или гибкими киберфизическими системами производства. Это давно ожидаемый тренд — но он в том числе означает, что системы обеспечения человеческих потребностей станут меньше нуждаться в постоянной «подкормке», когда нужно гарантировать спрос на миллионы экземпляров новой модели смартфона или автомобиля — для этого можно производить под заказ, персонально и штучно. Думаю, на горизонте 10–15 лет возникнет такой способ потребления: вы ознакомляетесь с продуктом в Сети — например, выбираете одежду в виртуальной примерочной, а потом ее по цифровым лекалам за несколько часов шьют в ближайшем производственном центре.

Другой тренд — фактическое прекращение функционирования модели потребительской экономики. Это уже происходит через виртуализацию и геймификацию потребления. Традиционная потребительская экономика имеет границы, виртуальные же блага можно порождать бесконечно. Это позволяет занимать очень людей — можно строить «веселые фермы», убивать зомби, смотреть сериалы. Конечно, массовое погружение людей в виртуальный мир — не очень радостная перспектива. Но это цена, которую мы будем вынуждены платить за то, что нас на этой планете уже слишком много. Альтернатива — это классические механизмы, которыми природа сбрасывает напряжение: войны, эпидемии, геноцид. Поэтому переключить людей на виртуальное потребление — это важная история и с точки зрения сохранения экономики, и с точки зрения снижения экологического следа. Где я вижу здесь позитив? В возможности использовать виртуальные пространства для осмысленной деятельности, в том числе для обучения и саморазвития. Люди не просто погружаются в виртуальное пространство — они развивают навыки, которые на следующем шаге могут пригодиться в реальной жизни (общение, решение сложных задач и так далее).

Еще один тренд, который мне тоже не нравится, но который тоже почти неизбежен, — цифровизация систем контроля населения: «Большой Брат», который приглядывал за нами последние 30–50 лет, теперь в полной мере реализуется на новой технологической платформе. Очевидно, что Китай воплотит систему мониторинга максимально полно, а другие страны, включая Россию, в той или иной степени применят его вариант. Такая модель будет подразумевать прозрачность населения перед правительством и непрозрачность в обратном направлении. Будет жесткое разделение на элиту, программирующую системы, и население, которое этими системами пользуется, сдает свои личные данные, ставит дома датчики за свой счет, получает QR-коды для прогулок по городу. Даже если нет другого способа контролировать конкретные опасности (пандемию, терроризм), люди видят, что ради своей безопасности они вынуждены допустить постоянную слежку за своим телом, своими отношениями.

И вот появляются контртренды. На тренд усиления контроля люди реагируют попыткой вернуть часть власти обратно. 2020-е годы пройдут под знаком несогласия с растущим неравенством и несправедливостью. В своих прогнозах мы это обозначаем как «новый 1968 год». Мы увидели этот тренд в апреле, а уже в конце мая вспыхнули Штаты, затем Великобритания и Канада. Главная тема — справедливость в межэтнических отношениях. Но это только начало: о себе заявляет новое поколение лидеров. Их повестка — экологизация, равенство и справедливость, а также остановка технологического прогресса, который не дает людям улучшения качества жизни, но усиливает неравенство, увеличивает степень угнетения. На первый план выходят социальные ценности и гуманизм. Грета Тунберг — первая ласточка, скоро этих Грет появится десятки тысяч.

Это будет очень мощное левое экодвижение, возглавляемое молодыми лидерами. Оно будет способствовать серьезной переоценке ценностей. Если главной метрикой правительств в ХХ веке был экономический рост, то сегодня уже понятно, что ВВП не отражает ни экологическую ситуацию, ни равенство возможностей, ни психологическое состояние людей. Правительства некоторых стран в качестве новой метрики уже ставят во главу угла «индекс человеческого развития», или «индекс счастья». Аналогичный процесс идет и на фондовых рынках. Ведущие инвесторы заявляют, что отказываются вкладывать средства в компании, не помогающие реализовывать Цели устойчивого развития ООН. От бизнеса требуется раскрывать не только экономическую результативность или планы создания новых продуктов, но и экологический след.

Еще одно важное явление, которое можно увидеть в контурах 2020-х, — разочарование в технологическом прогрессе и цифровизации. Последние тридцать лет слова «будущее» и «новые технологии» были почти синонимами. Но благодаря коронакризису люди узнали, что такое массовый онлайн, что такое мир тотального цифрового контроля, — и им это не понравилось. На многие технические новинки мы уже смотрим скептически, больше нет автоматического энтузиазма. Скажем, если ваш телефон во время эпидемии начинает за вами шпионить, захотите ли вы покупать новую модель, которая еще больше расширит возможности контролеров? Распространяется и массовая технофобия: стандарт коммуникации 5G объявляют виновником пандемии, вакцинацию рассматривают как прикрытие для массового чипирования населения. Понятно, что это бред, тут и обсуждать нечего. Важно то, что ученые и инженеры больше не являются общественными героями. Думаю, что в следующие десять лет общество станет намного более избирательным в поддержке науки. Идея абсолютной самоценности познания и создания новых технологий будет поставлена под вопрос.

Что еще произойдет? Вероятнее всего, переход в онлайн, а также потенциальная опасность плотных городских поселений начнут «ломать» вектор урбанизации, направленный на мегагорода, который наблюдался в последние десятилетия. Все больше растет запрос на городское качество жизни в сельской местности, в контакте с природой — и сейчас его получение станет возможным. В двадцатые годы начнут распространяться технологии автономных поселений: автономная энергогенерация и энергоположительные дома, микрофермы — они же будут актуальны и для городов (ориентацию на городское фермерство я считаю очень устойчивой). Иными словами, из «отщепенцев» экопоселения станут новым трендом, появится множество поселков, предлагающих свои ценности, свой способ существования. Но это не значит, что эпоха мегаполисов закончится. Скорее всего, преимущество получат распределенные агломерации с сельско-городским образом жизни (типа Лос-Анджелеса с сетью автономных экологичных поселений) — в противовес мегаполисам с небоскребами а-ля Манхеттен.

К чему это все ведет? К перестройке экономики в соответствии с новыми принципами, к замкнутой экономике (способной перерабатывать любые свои отходы и снова пускать их в производство), а затем к регенеративной. Регенерация — это больше, чем переработка мусора в новые ресурсы. Это идея о том, что одной из задач человеческой деятельности является восстановление, поддержание и усиление жизни на нашей планете. Один из авторов теории биомимикрии и природно-ориентированного подхода к проектированию новых технологий так определил главное свойство жизни: «Жизнь создает условия для распространения жизни». Это значит, что жизнь постоянно расширяет степени свободы. Следовательно, мы должны научиться вести себя так же — расширять возможности для себя, для биосферы и всей планеты.

Я считаю, что регенеративный подход — это, по сути, единственный долгосрочный вариант выживания и процветания для человечества. В начале я уже говорил, что перед нами стоят три задачи: научиться существовать в планетарных границах, научиться работать с растущей сложностью и научиться постоянно эволюционировать. Все это умеет делать природа — и мы должны учиться у нее. Такой переход потребует большой перезагрузки. У него много аспектов — это использование новых методов управления (горизонтальных, экосистемных), а также материалов и химических соединений, которые не враждебны по отношению к природе и жизни в целом, и применение иных методов оценки богатства и средств обмена, таких как криптовалюты. Если мы сможем пройти по этому пути, то и наши города перестанут быть «машинами по переработке природы в мусор», и колонии на Луне и Марсе станут для нас естественным продолжением благополучной жизни на Земле. Но это задача не на ближайшие десять лет. В двадцатые годы мы начнем потихоньку учиться этому, тридцатые же станут периодом масштабного перехода к регенеративной экономике.

Автор публикации

не в сети 5 дней

Платформа НТИ

Комментарии: 1Публикации: 314Регистрация: 27-07-2020

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля