«Университеты должны умереть»

Sarah Wild/Changeboard/Tom March/Flickr/Indicator.RuЧто будет со школьным и университетским образованием в будущем, исчерпала ли себя современная университетская модель, конкурентоспособны ли российские вузы на мировом рынке и что помогла понять пандемия — в репортаже Indicator.Ru с третьего дня EdCrunch On Demand.

Значение EdCrunch и будущее образования

Третий день EdCrunch On Demand рванул с места в карьер и начался сразу с подведения итогов конференции. Первой слово взяла Алевтина Черникова, ректор НИТУ «МИСиС». Она отметила, что за семь лет конференция стала значимым событием для преподавательского сообщества и в этом году состав спикеров был очень разнообразен.

Затем к микрофону подошел Дмитрий Песков, специальный представитель президента РФ по вопросам цифрового и технологического развития. Он отметил, что конференция стала местом, где принимаются решения и консолидируется мнение преподавательского сообщества о будущем сферы образования. «По итогам дискуссий, которые здесь произошли, стало понятно, что нет никакого противопоставления старого и нового образования. Образование будущего будет персональным, но оно остается человеческим, честным и эффективным», — рассказал он. Песков подчеркнул, что сегодня технологии не подавляют образование, а становятся его помощниками. «Цифровая революция случилась», — заявил он, хотя и отметил трудности на этом пути. Песков выразил надежду, что подобные конференции помогут находить полезные решения для будущего.

После него выступил Аркадий Дворкович, председатель Фонда «Сколково». Он отметил, что EdCrunch On Demand оказался очень ко времени. Эта конференция может помочь многим людям лучше понять, как действовать в нынешней ситуации. Дворкович также заметил, что благодаря тем, кто занимался образовательными технологиями в последние годы, система образования не оказалась на удаленке «ежиком в тумане». «Не все гладко, не всему мы еще научились. Но такие конференции, как EdCrunch On Demand, позволяют обменяться лучшим опытом», — отметил он.

Свое слово сказал также Борис Добродеев, генеральный директор Mail.ru Group. «В этом году конференция EdCrunch актуальна как никогда», — считает он. Добродеев отметил, что события года произвели революцию в области онлайн-образования. Также он обратил внимание на то, что новые технологии призваны не заменить учителя, а лишь помочь ему. Этот год показал плюсы онлайн-образования, считает он. Также Добродеев отметил успехи отрасли EdTech в России.

Уроки пандемии

После официальной части снова возобновили свою работу секции конференции, где эксперты в области образования продолжили обсуждать насущные вопросы. Естественно, без упоминаний COVID-19 не обошлось, и на одной из панельных дискуссий обсудили влияние пандемии на школьное образование.

В начале прошлого года 1,5 миллиарда школьников внезапно оказались на удаленном обучении, что стало потрясением для всех, начал модератор дискуссии Исак Фрумин, научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ. И очень важно понять, как жить в новом мире. Первая волна пандемии показала проблемы с цифровой инфраструктурой и ресурсами, преподаватели не знали, как работать. «Мы, преподаватели, не умели с этим работать», — отметил Фрумин. Также он подчеркнул проблему неравенства, которая ярко проявилась при переходе на домашнее обучение. Кроме того, в образование стали активно вовлекаться родители, к чему преподаватели также были не готовы. «Какие уроки мы извлекли из первой волны и что мы учли во вторую?» — спросил Фрумин у участников дискуссии.

Первой слово взяла Евгения Серебрякова, министр образования Новгородской области. Она отметила, что ее регион, как и остальные, был слабо готов к пандемии. «Очень сложно было перестроить всю систему образования», — сказала она. По словам министра, самым сложным было переубедить и переобучить педагогов, чтобы она начали работать в новой реальности. В первую очередь регион организовал работу с цифровыми платформами и начал учить педагогов работать с ними. Но их переподготовка шла с трудом. Поэтому регион прибег к помощи студентов, которые помогали школам и учителям осваивать цифровые платформы. В итоге, утверждает Серебрякова, 100% педагогов Новгородской области освоили технологии онлайн-обучения и имеют достаточные компетенции. А для того чтобы даже дети из отдаленных мест и маленьких деревень могли получать образование, правительство региона запустило телеуроки. Серебрякова также заметила, что онлайн-преподавание позволило местами решить проблему нехватки кадров. «Учитель теперь не обязательно должен жить там, где он трудится», — рассказала она.

Затем выступил Алексей Дренин, директор Департамента образования и молодежной политики ХМАО. Он отметил, что пандемия показала две вещи. Во-первых, цифровой разрыв и неравенство преодолимы. Например, в регионе раздавали планшеты и компьютеры, чтобы обеспечить всем доступ к обучению. Во-вторых, Дренин отметил, что благодаря заранее разработанной цифровой платформе и переподготовке педагогов регион был более-менее готов технологически. Но оказалось, что этого недостаточно — возникли проблемы с методологией преподавания. «Уроки пандемии — это не только минусы, но и плюсы», — отметил Дренин.

После него слово взяла Софья Балакирева, министр образования и науки Кузбасса. Она отметила, что одной из главных сложностей была психологическая неготовность родителей к новым условиям. Администрация провела в онлайне родительские собрания, в ходе которых получила выплеск негатива. Балакирева также рассказала, как регион смог успешно провести финал национального чемпионата WorldSkills онлайн. Это было очень сложно, но опыт оказался бесценным.

Михаил Сивцев, министр образования и науки республики Саха (Якутия), рассказал об опыте своего региона. Он отметил, что одним из уроков стало обеспечение безопасных условий учебного процесса. Для этого нужно было методическое и техническое обеспечение. Сивцев рассказал, как в регионе обеспечивали безопасность школьников при очном обучении. Для этого, например, составляли новое расписание и рассаживали школьников на расстоянии. Также совмещали очное и дистанционное обучение. «Считаю, что система образования стала сильнее, чем она была до пандемии», — высказался Сивцев.

Затем слово взяла Татьяна Васильева, заместитель министра просвещения РФ. Она подчеркнула, что дистанционное обучение сегодня — мера вынужденная и непостоянная. Это оказалась сложная ситуация для всех. Накопленный во время первой волны опыт и активная работа летом помогли относительно успешно войти в новый учебный год, отметила она. Школьная инфраструктура, верифицированный образовательный контент и работа с учителями, чтобы они использовали новые технологии, — ключевые направления развития, рассказала она.

Что будет с университетами в ближайшее время?

На другом мероприятии эксперты в области высшего образования собрались, чтобы выяснить, что будет с университетами дальше. «Университеты должны умереть», — согласилась с названием дискуссии Нина Яныкина, ректор Университета 20.35. Затем она пояснила, что вузы для нее, как птица феникс, — должны сгорать и возрождаться. И ведущие университеты идут по этому пути, отказываясь от ненужного балласта. А выживут только те университеты, которые смогут быстро трансформироваться, считает Яныкина. Университеты должны внимательно следить за рынком, особенно при разработке краткосрочных программ, а также задумываться об изменении своей роли. По мнению Яныкиной, вузы превращаются в институты развития для регионов. «Но в той логике, в которой они существовали 50–100 лет назад, очевидно, они должны умереть», — считает она.

Дарья Гриц, директор по работе с вузами Zavtra.online powered by SkillFactory, придерживается другого мнения. Она считает, что онлайн-курсы не смогут заменить университеты. Она отметила, что сегодня мы живем в советском дизайне высшего образования, который был создан 80 лет назад. «Истощилась ли эта модель? Конечно, да», — заявила Гриц. Но это не значит, что университеты не нужны. По мнению Гриц, вуз представляет собой модель общества в миниатюре, где человек образовывается, формирует свое мышление и обретает навыки. Кроме того, это узел сосредоточения интересов детей, родителей, бизнеса, властей, ученых. И такая площадка, по ее мнению, нужна. Но стоит вопрос о том, в каком виде университет должен существовать. «Сейчас перед нами стоит задача перепридумать содержание университета», — считает Гриц. Кроме того, она отметила, что будущее высшего образования зависит и от отношения к нему: если заранее настраиваться, что университет умрет, — он и умрет.

«Университет должен умереть потому, что он в последнюю очередь думает об интересах студента», — заявил Тарас Пустовой, директор по разработке и развитию цифровой платформы Университета 20.35. Вместо этого он думает о чем угодно — поддержке преподавательского состава, расширении инфраструктуры, но не о реальных потребностях студента. От этого происходят и многие другие проблемы вузов. Пустовой также отметил, что сегодня есть много мест, где можно организовать общение с преподавателями. Это точки кипения, музеи, библиотеки. Университеты не умеют работать с данными о студентах, что показала пандемия, считает он. «В таком виде университеты должны умереть», — заявил он.

Затем высказался Эдуард Галажинский, ректор Томского государственного университета. «Слухи о смерти университетов несколько преувеличены», — перефразировал он Марка Твена. Он обратил внимание на то, что университет играет важную культурную роль. Это ступенька при переходе от подросткового возраста во взрослую жизнь. И это ключевая задача, которая останется всегда. Кроме того, университет выполняет роль конструирования будущего и является своего рода площадкой будущего, отметил Галажинский.

Своим мнением поделился и Константин Зискин, заведующий отделом Центра стратегии развития образования МГУ имени М.В. Ломоносова. Он заявил, что человеческое общество еще с Древнего Египта находится под управлением университета, а не правительств или корпораций. «В Египте университет сидел в храмах, в Древней Греции он вышел в рощу и стал академией — Ликеем. Потом он перешел в монастыри», — рассказал Зискин. И так университет трансформировался в разные эпохи. Существующая форма университета XX века сегодня находится при смерти. Времени ей осталось немного, и скоро высшее образование переродится в очередной раз. «В том виде, в котором он есть, университет не просто должен умереть, он уже практически умер. Но это не значит, что его не будет», — заявил Зискин.

Затем слово взял Андрей Щербенок, директор Школы перспективных исследований (SAS) Тюменского государственного университета. Он заявил, что нет университета как единого объекта. Вместо этого есть разные идеи, причем реальные университеты им не соответствуют. Он считает, что вуз — это не корпорация, которая зависит от внешнего мира. Все из-за того, что внутренние связи в университете слабы, например между разными направлениями подготовки. И поэтому система оказывается очень живучей. Но внутри университетов появляются проекты, которые гораздо плотнее взаимодействуют с внешним миром. Они как раз находятся в ситуации вызова, отмечает Щербенок, и могут умереть.

Конкурентоспособность российских вузов

На другом мероприятии эксперты обсудили конкурентоспособность российского высшего образования. Первым заговорил Ярослав Кузьминов, ректор НИУ ВШЭ. Он выделил три основные тенденции, которые проявятся в ближайшее десятилетие. Во-первых, это резкое возрастание роли онлайна и цифровых технологий. К 2030 году, считает ректор ВШЭ, до 20% учебных программ будут в онлайне. А внутри обычных учебных программ до трети всех курсов будут онлайн. «Это радикальное изменение уровня конкуренции, потому что онлайн ты можешь выбирать что из Калифорнии, что из Австралии, что из Петербурга», — заметил Кузьминов. Во-вторых, из-за ускорения технологического развития важнее станут микростепени, то есть знаки отдельных освоенных квалификаций. Но эти квалификации могут предоставлять не только университеты. В-третьих, изменится образовательная система. Она станет 2+2+2 и будет включать очень общий бакалавриат с широким выбором и последующим углублением или персональную подготовку с самого начала. «Я думаю, к 2030 году до половины микроквалификаций будут реализовываться через онлайн», — считает Кузьминов. Также он предположил, что будет снята проблема «родной язык — иностранный язык», так как рынок образования станет глобальным. Это также приведет к массовому удешевлению образования. Ректор ВШЭ считает, что необходимо выращивать в России «национальных бойцов», конкурентоспособных на мировом рынке. Предпосылки к этому есть. Например, ВШЭ успешно реализует свои курсы. А классические программы в классических университетах будут иметь меньшее значение, считает Кузьминов.

Следующим выступил Дмитрий Песков. Он согласился с теми трендами, о которых рассказал Кузьминов, но также добавил еще один. Он происходит из того, что ректоры вузов часто считают, что «университет равно высшее образование». Но это не так, отметил Песков. В будущем образование может стать более комбинированным и сотрется граница между средним специальным, высшим и дополнительным образованием. Также он коснулся темы экспорта российского образования за рубеж и заявил, что наиболее перспективны для этого стартапы, которые активно занимаются микроквалификациями, и крупные игроки, такие как Mail.ru и Яндекс, которые покупают стартапы или выращивают их у себя внутри. И только на третье место по перспективности Песков поставил университеты.

Алевтина Черникова, ректор НИТУ «МИСиС», также поделилась своим мнением. Она отметила, что каждый университет должен опираться на собственную образовательную модель, в рамках которой нужно определить баланс между живым общением и цифровыми технологиями. В МИСиС студент превыше всего, сказала Черникова, и для максимальной его самореализации надо развивать академические свободы.

Затем слово взял Александр Федоров, ректор Балтийского федерального университета. Он обратил внимание на то, что нужно комплексное средовое решение, которого нет в БФУ, но есть в университетах соседнего Гданьска. Близость к морю, кампус, условия проживания, условия найма преподавателей, условия жизни студентов — все это должно идти вместе. «И пока каждый российский университет, который считает себя конкурентоспособным, не будет выглядеть именно так, соединяя разные элементы в одно, то ничего хорошего не получится», — считает Федоров. Также очень важна образовательная логистика. Кроме того, конкурентоспособность вуза будет зависеть от количества и качества англоязычных программ.

После него выступил Дмитрий Афанасьев, заместитель министра науки и высшего образования РФ. Он заметил, что институциональный ландшафт образования усложняется. На нем есть несколько классов образовательных организаций, для которых конкуренция будет разной. Также он отметил девальвацию значения дипломов. Это происходит из-за массовизации высшего образования. Если пять лет назад диплом и бренд университета были важным маркером для работодателей, то сегодня значение бренда упало. Афанасьев также заметил, что мы сейчас только в самом начале децентрализации носителя знаний и появления многих каналов получения информации. Кроме того, для развития конкурентоспособности будет важна поддержка со стороны государства.

«Университет будущего — это университет, который сможет быстро меняться»

Закрывающим мероприятием третьего дня стала панельная дискуссия «Образовательный опыт нового времени». Началась она с того, что модератор дискуссии Владимир Мау, ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы, сравнил сегодняшнюю пандемию с войной с войсками в виде врачей и разведкой в виде ученых. «И, как во всякой крупной войне прошлого, появляются новые институты», — рассказал он. Эти институты зарождались заранее, но только в экстремальных условиях стали сильно востребованы. Мау спросил у собравшихся, насколько система образования оказалась готова и что можно было бы поменять, знай мы о пандемии заранее.

Первой ответила Алевтина Черникова, ректор НИТУ «МИСиС». Она повторила свой ранее озвученный тезис о том, что каждый университет должен вырабатывать свою собственную модель. «Мы в МИСиС рассматриваем онлайн-обучение как часть гибридной модели обучения. Мы стараемся как можно большее количество контента довести до максимально высокого качества и погрузить в цифровую среду», — рассказала она. Черникова отметила, что пандемия застала всех в разной степени готовности. Непосредственно МИСиС помогла заранее начатая цифровизация и подготовка преподавателей. Но качеством образования они все равно сегодня недовольны, отметила ректор. «Нас это научило одному — нам нужно предусматривать новые форматы и быть готовыми к быстрым изменениям», — подчеркнула Черникова. Кроме того, она обратила внимание на то, что в обществе все больше запрос на персонификацию образования. Этот запрос никак не связан с пандемией, но развившиеся цифровые технологии помогают решить эту задачу.

Тему продолжил Ярослав Кузьминов, ректор НИУ ВШЭ. Он отметил как ключевую проблему техническое неравенство студентов. Он обратил внимание на то, что многим топовым российским университетам пришлось перейти на полузаочный формат, так как до половины студентов не могли получать знания из-за технических проблем. «У нас есть такие проблемы с 10% студентов-иностранцев, у которых дома нет хорошего интернета. Поэтому мы делаем для них пакеты информации, они просматривают его и дают обратную связь. Но это уже близко, согласитесь, к заочному образованию и претензиям студентов», — рассказал Кузьминов о ситуации в ВШЭ. Другая важная тема — готовность работать в комбинированных форматах. В университетах онлайн-курсы традиционно слабо представлены. Но если сочетать их с очными элементами и предоставлять для них вузовских преподавателей, ситуация становится более психологически приемлемой для массового использования онлайн-курсов, отметил Кузьминов. «Очень мало наших университетов научилось в таком формате работать», — считает он.

Потом слово взял Аркадий Дворкович, председатель Фонда «Сколково». Отвечая на вопрос, что он сделал бы три года назад, Дворкович сказал, что высшее образование и до пандемии двигалось в правильном направлении, но слишком медленно, и отметил проблему цифрового неравенства. Он высказал мнение, что эта тема должна быть одним из приоритетов для правительства. Образовательное сообщество же должно активно заниматься контентом. Дворкович также отметил, что и в онлайн-обучении можно прочитать долгую лекцию для множества студентов, однако без перемен работать это будет плохо. В онлайн-обучении нужны другие подходы, но университетам не хватило времени, чтобы обучить преподавателей. Дворкович также поставил под вопрос необходимость существования такого большого количества университетов с современном мире. «В мире есть несколько сотен хороших университетов и несколько тысяч тех, которые существуют не с точки зрения качества образования, а потому что там хорошая тусовка», — заявил он. Он засомневался, что подобные «тусовочные» университеты смогут выжить на гибридном образовании, так как резон для поступления в них пропадает.

Про­грамма CIPD18+

Микрофон затем вернулся к Ярославу Кузьминову, которого Владимир Мау попросил рассказать о том, как тот видит будущее высшего образования через несколько лет. Ректор ВШЭ решил не затрагивать топовые российские вузы и вузы, в которые приходят просто за образованием, поставив в центр обычные более-менее качественные университеты. «Что с ними будет — очень интересная вещь», — считает он. Во-первых, расширится выбор студентов и они смогут больше курсов выбирать сами. Во-вторых, непосредственно специализация будет начинаться позднее, так как рынок быстро меняется. Сперва будет, например, общий бакалавриат по гуманитарным наукам, а разойдутся востоковеды и филологи-русисты потом. В-третьих, важнее станет персональная траектория студентов. Кузьминов также считает, что упомянутые Дворковичем вузы без высококачественного обучения выживут как площадки социального взаимодействия и как своеобразные точки кипения.

Слово потом взяла Алевтина Черникова. «Я думаю, что университет будущего — это университет, который сможет быстро меняться», — высказалась она. Объяснила она это высокими темпами изменения мира, изменяющимися требованиями работодателей, новым поколением, которое выросло в цифровом мире.

Аркадий Дворкович также поделился мнением. «У нас есть возможность стать лучше, но есть риск этим шансом не воспользоваться», — сказал он. Онлайн-образование может улучшить традиционную часть обучения и освободить время студентов и преподавателей. Но удастся ли освободившееся время правильно использовать? Если да, считает Дворкович, то мы скоро получим улучшенную традиционную модель образования. Он также заметил, что правительству стоит заняться решением проблемы цифрового неравенства и вовлечением людей в новые образовательные практики.

Автор публикации

не в сети 2 месяца

Платформа НТИ

Комментарии: 1Публикации: 329Регистрация: 27-07-2020

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля