Королевы инноваций

Женщины уверенно добиваются успеха в высокотехнологичном бизнесе, однако достичь гендерного баланса не удается из-за остающихся барьеров, и главный из них – в сознании самих женщин

Рисунок: Shutterstock

С нынешнего года количество запрещенных для женщин профессий в России сократилось почти в пять раз, с 456 до 98. Для них пока еще закрыты профессии бурильщика, сталевара, водолаза и пожарного, но 97% профессий из всероссийского классификатора им уже доступны. Женщины делают карьеру в новых отраслях. Особенно это заметно в науке и высокотехнологичном бизнесе. Правда, этот процесс тормозится из-за стереотипов, которые, как ни парадоксально, во многом поддерживаются… самими женщинами.  

Слишком хорошо, чтобы быть неправдой

Россию не принято считать лидером мирового феминизма, скорее, наоборот. У российского обывателя «феминизм» ассоциируется со странно одетыми, непривлекательными и агрессивными женщинами, ненавидящими мужчин. Интересно, что о безусловной поддержке феминизма заявили 8% мужчин и 7% женщин, а «скорее не поддерживают» и «безусловно не поддерживают» его 55% мужчин и 56% женщин. То есть, мужчины чуть более на стороне феминизма, чем женщины. По данным опроса ВЦИОМ, две трети россиян выступают за полное равенство полов.

Судя по этому опросу, наше общество не сказать, чтобы патриархальное, но и особо прогрессивным его тоже не назвать. Несмотря на это, российские женщины занимают такие позиции в экономике, бизнесе и науке, что большинство иностранок обзавидуются. За прошлый год Россия скакнула сразу на семь уровней (с 29 на 22 место из 58 стран) в глобальном «Индексе  женского предпринимательства» от «Мастеркард». По скорости улучшения положения женщин Россия вошла в тройку лидеров (с Филиппинами и Колумбией). Мы на шестом месте в мире по доле бизнесов, принадлежащих женщинам (31,9%).

Трудно поверить, да? Но чудеса не заканчиваются. Долю женщин среди руководителей в России Grant Thornton International оценивал в 2017 году в 47% – это первое место в мире! Аналитический центр НАФИ дает долю женщин в руководстве компаниями ниже (41%), Ernst&Young по своей методике оценивает ее на уровне 33% (считая, что 11% населения работают сами на себя), но это также один из лучших на планете показателей.

Источник: Grant Thornton International

«Женщины активнее по своей природе, они более системны и терпеливы. Более того, правовая система в нашей стране не дает им надежд на то, что мужчина будет обеспечивать ее и детей – отсюда и потребность встать на ноги и зарабатывать самой», – объясняет Наталья Золотых,  генеральный директор компании «Транстехнология» (занимается вопросами интеллектуальной собственности и патентов).

Рисунок: GoodStudio

Помимо позиции СЕО в «Транстехнологиях» Наталья – вице-президент «Опоры России» и патентный поверенный РФ.  Однако на самом деле проактивная позиция девушек проявляется задолго до того, как их начинают заботить семейного бюджета. Данные аналитического центра НАФИ показывают, что у 36% занятых в российской экономике женщин есть высшее образование (против 28% у мужчин), и две трети высококвалифицированных специалистов на рынке – женщины. Их доля среди лиц с высшим образованием растет: с 2010 по 2015 годы она увеличилась с 53% до 55%. 

В России, по сравнению с другими странами, просто аномально высока доля женщин среди исследователей и разработчиков – 39%. Особый предмет гордости российского Минобра – то, что 43% научных работников у нас – женщины. Это выше не только, чем в среднем по миру (29%), но и чем в тех же Великобритании (39%), в Германии (28%) или Японии — 16%.

И это не гуманитарии. Росстат выяснил, что более половины исследовательниц в РФ выбрали технические науки (среди мужчин – две трети). У мужчин сердца реже склоняются к гуманитарным дисциплинам, чем у женщин, но технические специальности предпочитают оба пола. А доля женщин, выбравших естественные науки (23%) даже выше, чем у мужчин (хоть и на один процент).

Умная половина человечества

Любите ли вы IT так, как его любят женщины? Принято считать, что программирование – мужской мир. На самом деле у девочек просто промоушн оказался хуже, но сейчас мы это исправим. Если кто не знает, первым программистом на Земле стала Ада Лавлейс – дочка поэта Байрона. Она жила в первой половине XIX века. Замужество и трое детей не помешали ей разработать первую в мире компьютерную программу для аналитической машины математика Чарлльза Бэббиджа. Спустя век в честь Лавлейс назвали разработанный по заказу Пентагона язык программирования «Ада».

Можно было бы назвать и другие имена великих программисток – например, Грейс Хоппер, благодаря которой нам не приходится писать на двоичных кодах «Ассемблера», а есть доступные даже гуманитариям высокоуровневые языки программирования – и другие имена. Так что девочки в цифровом мире у себя дома. По данным НАФИ, около 15% россиян работают с цифровыми технологиями. Женщин в этой сфере даже больше, чем мужчин (52% против 48%). Если взять собственно IT-компании, то, по данным HeadHunter.ru, 20% работающих там – женщины. Для сравнения, по данным Deutsche Welle в Германии их менее 17%, в США – 26%. Согласитесь, наши показатели не блестящи, но на общем фоне неплохи.

Рисунок: GoodStudio

Завотделом Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Наталья Шматко уточняет, что если брать наукоемкие специальности, то в них на долю женщин приходится около 70% от числа занятых! Правда, это потому, что в них засчитываются бухгалтеры, экономисты и кодеры. Если брать высокотехнологичные отрасли (не путать с наукоемкими), то там на долю женщин приходится 30% человеческого капитала, в среднетехнологичных – 40%.

«Что касается аппаратных разработок, железа – в этом  мужчины традиционно сильнее, а вот где нужен хороший уровень программирования – то девушкам здесь выглядят ничуть не хуже!» , — говорит Ольга Синенко, гендиректор и основатель группы компаний «РТСофт» (один из крупнейших игроков в области автоматизации процессов в промышленности). По ее наблюдениям, женщины охотно работают проектировщиками. «Тут женская тщательность и аккуратность очень важна», — отмечает она.

Одна из самых востребованных специальностей в высоких технологиях – технический писатель. «Люди разучились писать хорошо, техническую литературу и инструкции писать просто некому. Без них ты просто никуда не двинешься на рынке. Тут девочки дают хорошую фору – может быть, в силу большей гуманитарности и тщательности», — говорит Ольга. Тоже самое относится к техническому дизайну. «Девочка, закончившая технический вуз, но с гуманитарными склонностями – это просто подарок, с ними так хорошо работать!», — восклицает Ольга Синенко.  

В чем сила, сестра?..

То, что у женщин есть свои сильные стороны в бизнесе – это не только чисто женская точка зрения. Данные Ernst&Young говорят, что 77% россиян считают женщин не склонными к бюрократизму. Можно считать стереотипом, что женщины лучше работают со словами, а мужчины – с числами. Правда, эксперты SHL Russia&CIS говорят, что статистически разница несущественна, и ее не стоит учитывать при подборе персонала. Среди других «типично женских» черт представители бизнеса часто называют «гибкость и адаптивность к меняющимся условиям», «многозадачность», «коммуникабельность и нетворкинг» (исследование Women in Tech и «Крок»).

Наталья Симонова, гендиректор челябинской группы компаний «Символ», занимающейся переработкой пластика в широкий круг изделий, считает, что женщины более щепетильны к деталям, проявляют больше перфекционизма. По ее мнению, мужчины смотрят более широким взглядом – и это тоже нужно – но, когда требуется тщательность, тут у девушек преимущества.

– Еще женщины более гибки, легче меняют роли. Это важно в нашей отрасли. Талантливые инженеры, разработчики, занимающиеся технологиями, часто имеют своеобразный характер. В работе с ними нужно то проявлять качества заботливого родителя, то строгого начальника, иногда даже ребенка в себе надо «включить». «У женщин это получается проще», — говорит Наталья. На ее заводе разработками занимаются в основном мужчины – так сложилось исторически – но вот экономикой проектов, финансами, бухгалтерией рулят женщины. «Аналитический склад ума присущ женщинам не меньше, чем мужчинам, просто мы более универсальны, а мужчины – более специализированы», — полагает она.  

К похожим выводам пришла Ирина Кошкарова, советник СЕО компании «Национальный БиоСервис» (занимается широким кругом биомедицинских исследований): «С моей точки зрения, у женщин более практический, прикладной склад ума. У мужчин – более теоретический. Здоровый баланс этих умов в науке и бизнесе, высоких технологиях дает замечательные результаты». 

Ольга Синенко из «РТСофт» говорит, что у женщин в среднем выше дисциплинированность и концентрированность. Директор по развитию бизнеса в дискретной промышленности и работе с партнёрами ГК Цифра Юлия Шмакотина уверена, что женщина от природы мультизадачна («когда ты растишь ребенка и работаешь, ты одновременно держишь в голове множество разных вещей»).

Рисунок: GoodStudio

При этом буквально все опрошенные эксперты-девушки подчеркивают: речь не идет о превосходстве одного пола над другим. Речь идет о том, что у каждого свои сильные стороны, и они взаимодополняют друг друга. При этом каждый отдельный человек индивидуален. Несмотря на женскую мультизадачность, по словам Юлии Шмакотиной, у неё в компании есть отдел пресейла (предпродажная подготовка) – там работают парни, которые держат в голове одновременно множество вещей. «Скрупулезная работа, и они справляются с ней не хуже и не лучше девушек. То, что мужчины хуже выполняют работу, требующую тщательности – миф. Другой вопрос, хотят ли они такой работой заниматься».

Теория о взаимодополняемости полов подтверждается статистикой. Исследование американской компании Cloverpop показывает, что неоднородные в гендерном отношении коллективы принимают более оптимальные бизнес-решения. Разнообразие вообще идет на пользу – в том числе географическое и возрастное, а уж про гендерное и говорить нечего. Аналитики  Mc Kinsey подсчитали, что компании стран Европы и БРИК, в правление которых входят две и более женщин, в среднем опережают остальные компании своих секторов на 41% по рентабельности.

Девушка, продающая надежду

Статистика, данные соцопросов и мнения экспертов создают идиллическую картину равенства полов, а в чем-то даже превосходства женщин. Российские борцы с мизогинией могут паковать чемоданы и отправляться на «отсталый» Запад, освобождать трудящихся женщин Европы и Америки?

Как бы не так. Идиллия начинает разрушаться, если от общих цифр перейти к деталям. Для начала выясняется, что кривая роста представительства женщин в тех или иных отраслях – палка о двух концах. Гендерные перетоки могут привести к дисбалансам, которые окажут разрушающее действие на структуру занятости и коснутся обоих полов. Зачастую (как в случае с наукой) девушки пытаются воспользоваться новыми социальными лифтами – но они не всегда работают. «В программисты идут все подряд, и это меня бесит. Как можно программировать, если ты не знаешь микропроцессорную архитектуру, если ты руками ничего не собрал? Ты не программист тогда, а кодировщик. Полноценных, комплексных  специалистов сейчас очень мало — в этом большая проблема», — сетует  Ольга Синенко (подробнее о проблеме см. «Мина гендерного действия»).

Источник: НИУ ВШЭ

Да и сами высокие показатели женского присутствия в тех или иных сферах иногда скрывают подвох. Относительно высокая доля женщин в исследованиях поддерживается не за счет притока девушек, а за счет оттока мужчин. И то их доля упала с 41% в 2010 году до нынешних 39%.

Высокая доля девушек в науке в целом обеспечивается за счет феминизации преподавательского состава. 

А сейчас будет совсем грустно. Сама по себе высокая доля женщин в науке не означает, что гендерное неравенство ликвидируется. Скорее, наоборот. Высокой долей исследовательниц славятся страны, мягко говоря, не известные своими выдающимися результатами ни в науке, ни в эмансипации. Чем важнее для страны наука и чем большая доля ВВП уходит на НИОКР – тем ниже доля женщин. В аутсайдерах –  Германия, Израиль, Япония. 

В странах с недостаточным финансированием науки профессия ученого непрестижна, шансов хорошо заработать в науке немного – поэтому традиционные «кормильцы семьи» — мужчины туда не идут. Лакуны заполняются женщинами, для которых наука становится одним из немногих доступных социальных лифтов. В России в последние годы финансирование исследований стало расти  – и доля женщин в исследованиях упала на 2%.

Статистика по бизнесу тоже лукава. Как отмечала глава комитета по женскому предпринимательству «Деловой России» Наталия Комарова: «В нашей стране более половины трудоспособного населения — женщины, при этом их доля в малом бизнесе менее 30%». Доля женщин среди стартаперов еще ниже – по оценке Елены Хайкиной, партнера венчурного фонда Digital Horizon, она не превышает 14%.

«Во всем мире сохраняется неравенство в соотношении зарплат мужчин и женщин, и сдвинуть его пока никому не удалось», – напоминает о еще одной проблеме Наталья Шматко.

В среднем мужчины зарабатывают на треть больше женщин. По данным Всемирного экономического форума, неравенство уменьшается на 3% за десятилетие. Если дело так пойдет и дальше, зарплаты выровняются примерно через век. Эта ситуация характерна и для России. По данным Росстата, женщины зарабатывают в среднем на 28% меньше, чем мужчины такой же квалификации. В таких областях, как сфера консультирования, продажи и высший менеджмент разрыв достигает 40-46%.

Отраслевое доминирование или паритет женщин часто обеспечивается за счет сотрудников низшего звена. На нижних ступеньках карьерной лестницы женщины в РФ в целом доминируют. На уровне линейных руководителей мужчины резко вырываются вперед. Единственный уровень, где существует гендерный баланс – это топ-менеджеры (руководители департаментов). Выше них снова явный перекос не в пользу женщин.

«Генеральные директора Microsoft и Google в России – женщины (Кристина Тихонова и Юлия Соловьева соответственно – ред.). На топ-уровне женщин много, но, если спуститься на уровень руководителей отделов, там уже доминируют мужчины», — свидетельствует Юлия Шмакотина.

Статистика подтверждает ее слова.

Источник: компания HeadHunter, 2019 г.

Часто девушек в IT-индустрии коллеги не воспринимают как специалистов (и речь не только о коллегах-мужчинах). «Настоящими» айтишниками считают программистов. Девушки чаще работают тестировщиками, продавцами, менеджерами, операторами. Профессиональное сообщество не считает эти позиции престижными. Должности, требующие более высокой квалификации, занимают преимущественно мужчины – инженеры, программисты, системные администраторы (данные НАФИ).

В ряде крупных IT компаний женщины вообще откровенно в количественном меньшинстве – например, в Mail.ru Group их всего 36%. То, что в Google показатели еще хуже (31,6%)  – слабое утешение для девушек, которые не находят себе места в IT-индустрии.

«Есть мнение, что айтишники — продвинутые люди, но я бы не сказала, что IT-компании самые прогрессивные в области гендерного равноправия. Мы стремимся к этому, но по факту IT — это довольно маскулинный мир. Он, конечно, меняется, но не быстрее всех на свете. Здесь много сильных мужчин — управленцев и технарей», — отмечала ранее вице-президент по экосистемным продуктам Mail.ru Group Анна Артамонова. 

Светлое наследие темного прошлого

 «Мы видим дисбаланс в отношении работающих. Первое, что возникает в голове – это дискриминация. Но надо изучить, действительно ли это так и всегда ли оправдан паритет?», — отмечает Наталья Шматко.

Рисунок: GoodStudio

Исследование HeadHunter показывает, что 96% работодателей доводилось искать кандидатов определенного пола – но в подавляющем большинстве случаев речь идет о неквалифицированном труде. Чем выше позиция в карьерной лестнице – тем меньше значения играет пол.

По данным опроса, проведенного международным движением Women in Tech и IT-компанией «Крок», две трети девушек в цифровой индустрии не сталкивались со «стеклянным потолком». 60% не встречались с тем, что выбор кандидатов на должности делался по гендерному признаку. Оставшиеся 40% — тоже немало. Наталья Золотых объясняет, как действует «стеклянный потолок» в таких случаях:

–  В крупных компаниях женщины сталкиваются с тем, что коллег-мужчин (даже менее квалифицированных) повышают лишь потому, что они мужчины.

«Срабатывает стереотип – он кормилец, ему семью кормить. А в отношении женщины всегда есть опасения — в декрет уйдёт, с детьми будет сидеть. Существует опасность для руководства вкладывается в повышение ее квалификации и карьерного роста, из-за высокого риска ее ухода с работы.

При этом сама Наталья говорит, что в целом в ее отрасли гендерная принадлежность не важна: «Важен только профессионализм. Никаких сложностей или преимуществ, связанных с гендером, нет, все равны».  Другие опрошенные нами представительницы высокотехнолочной индустрии тоже дискриминации не наблюдают. Возможно, они просто не обращают на неё внимания, для них этот фактор не является травмирующим и не останавливает на пути развития.

«Сложные моменты бывали, конечно, но это не зависит от пола или чего – либо ещё. Это, скорее, характер отношений в организации. Не в нашей», – делится Ирина Кошкарова.

«Когда женщина говорит: я женщина и именно поэтому мне не дают ход – ерунда это. Если в компании, где ты работаешь, такая ненормальная обстановка – поднимись и уйди в другую», — эмоционально замечает Ольга Синенко.

По ее мнению, за рубежом (особенно в Западной Европе и США) излишне педалируется тема «профессионального зажимания” женщин, недостаточного числа их в руководстве компаний, в университетах, в профессиональных организациях, поэтому предпринимаются разные законодательные инициативы в этом направлении.

– Как-то раз я ездила на IT-форум «Женщины-лидеры мира», он проходил в окрестностях Нью-Йорка. Кроме меня были еще три русскоязычные девушки – одна россиянка и две из Германии. Когда мы пришли на заседание, американки обступили нас и стали расспрашивать: как вы преодолеваете мужское превосходство? А мы честно ответили, что у нас таких проблем нет, есть другие. И все – к нам потеряли всякий интерес», – вспоминает Ольга Синенко.

Основные гендерные проблемы в профориентации были решены у нас еще в период СССР, говорит основатель первой в России компании нейромаркетинговых исследований «Нейротренд» Наталия Галкина.

–  Я училась в советское время, и тогда при выборе профессии вопроса – мальчик ты или девочка – вообще не задавали. Мы были равными и не задумывались, что вот есть женские и мужские профессии. Во время учебно-производственной практики изучать дело секретарей-машинисток шли девочки, водителей и токарей – больше мальчики, конечно, но, если девочка хотела туда – ей тоже никто не мешал. Мальчишки чаще выбирали физико-математические вузы, но, если такой выбор делала девушка, это тоже воспринималось нормально. Девочки поступали в дорожные институты, на автомобиле — и авиастроение, инженеров, конструкторов. Потом многие отказались от этих профессий, но это было связано не с гендером – началась Перестройка и пришлось искать, как выжить, — вспоминает Наталия Галкина.

Карьерный полустанок

Если дискриминации в высокотехнологичной индустрии нет или она не выражена, что вызывает гендерные дисбалансы и мешает карьерному росту женщин, о котором говорит статистика?

Может быть, женщины просто неспособны угнаться за мужчинами из-за отличий в когнитивных способностях? Не секрет, такая точка зрения есть – но специалисты не считают её обоснованной. «Предположения про отличия в работе мозга и когнитивных способностях полов – недоказанные домыслы. Мы не видим таких отличий», — говорит Наталия Галкина, профессионально занимающаяся изучением реакций мозга. По ее словам, есть отличия в том, на что, например, мужчины и женщины обращают внимание при просмотре фильмов, выборе товара, но такая разница есть и между национальностями, возрастами и так далее. Интеллектуальной разницы между полами не наблюдается.

Известный антрополог Станислав Дробышевский придерживается аналогичной точки зрения (см. «Вы не отличите мужской мозг от женского»).

Рисунок: GoodStudio

А вот в чем есть различия – в гендерных ролях. По мнению Ольги Синенко, Очень быстро меняются аппаратные технологии, сами разработки. Женщине надо успеть семью создать, детьми заниматься. Если выпасть хоть на чуть-чуть, трудно вернуться», — говорит она.

Далеко не все готовы в ситуации «ребенок или карьера» сделать однозначный выбор в пользу карьеры. Опросы НАФИ говорят, что 45% своего времени женщины посвящают домашним обязанностям и заботе о близких, работа занимает 24%. У мужчин порядок приоритетов обратный.

–  Нам с детства вбивают в голову, что главное – семья, забота о ней. У мужчин же первым делом самолеты, остальное – потом, –  говорит Наталья Симонова из «Символа».  

Пауза от года до трех лет после рождения ребенка, безусловно, тормозит карьерный рост – а ведь детей может быть несколько.  «Женщина всегда ищет компромисс между семьей и работой, даже если женщина решает уйти в сторону карьеры – это ее решение прям волевое. Многим женщинам, добившимся успеха в науке, искусстве, пришлось отказаться от семьи.  У мужчин такого выбора не стоит», — признает Наталия Галкина.

И гендер – парадоксов друг

Биология биологией, но общественные стереотипы тоже никто не отменял. Например, 56% опрошенных Women in Tech и «Кроком» женщин заявили, что слышали утверждения в духе «технологии не для девушек».

Далеко не все рады подчиняться женщине. Исследование Ernst&Young «Женщины в бизнесе – мифы и реальность» (2019 г.) показывает, что лишь 7% россиян хотели бы видеть в роли руководителя женщину, а 30% — мужчину. Правда, для 63% нет разницы, кто будет шефом. Тем не менее, 43% женщин уверены – им труднее быть начальником, потому что их редко воспринимают всерьез в этом качестве. Мужчины же полагают, что тут  дело в излишней эмоциональности женщин (52% опрошенных) (данные Head Hunter).  В результате 38% мужчин и 22% женщин полагают, что мужчина лучше справляется с ролью руководителя.

Как ни странно, некоторые мизогинные стереотипы более характерны для самих женщин. Хуже, что эти конструкты часто более значимы для самих девушек. С утверждением, что «женщины хуже справляются с работой, связанной с информационными системами, электронной коммерцией, точными науками, чем мужчины» согласны 52% женщин и не согласны 55% мужчин (данные НАФИ).То есть, тут еще вопрос, какой пол ближе к феминизму.

Парадоксально, но «женщины в силу социальных стереотипов сами считают себя нерасположенными к естественным и техническим наукам. Это сидит в голове, а сверху накладывается все остальное», — считает специалист Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Наталья Шматко.

Туда не ходи, сюда ходи

Как закладываются гендерные стереотипы, влияющие на карьеру, можно продемонстрировать на примере непростых взаимоотношений девочек и математики. Исследование Ольги Савинской из НИУ ВШЭ показало, что в пятом классе компетентными в области математики себя считали 17% девочек и 20% мальчиков. Но к старшим классам лестное мнение о своих математических способностях остается лишь у 10% девочек, а доля таких мальчиков возрастает до 38%. 

Схожие результаты были получены компанией Microsoft в 2016-м году. Исследование показало, что со время учебы в школе 60% девочек в тот или иной момент собирались связать свое будущее с точными науками – в европейских странах таких было лишь 42%. При этом российские школьницы начинали раньше проявлять интерес к научным дисциплинам, чем их европейские сверстницы. Но в старших классах все куда-то пропадало и лишь 38% по итогу выбирало техническую специальность.

Самооценка девочек в отношении математических способностей изменяется постепенно. Перелом приходится примерно на восьмой-девятый классы. «У старшеклассниц, как показало исследование, любовь к математике куда-то испаряется», – констатировала научный сотрудник Института образования НИУ ВШЭ Юлия Кузьмина.

По мнению Юлии Кузьминой, для девочек общественное одобрение важнее, чем для мальчиков. При этом в массовом сознании – особенно у подростков – математика не считается «полезной» для общества, в отличие от медицины, педагогики, химии, биологии.

Рисунок: GoodStudio

Это предположение отчасти подтверждается наблюдениями за студентами. Старший редактор методических материалов «Университета 20.35» София Кулик отмечает, что студентки больше увлекаются проектами, способными принести реальную пользу людям, там, где эффект виден невооруженным глазом.

Представители Microsoft пришли к выводу, что девочек демотивирует еще один фактор – мало примеров для подражания. Подавляющее большинство известных людей, добившихся успеха в области hi-tech – мужчины. Билл Гейтс, Илон Маск, Ричард Бренсон, Стив Возняк, Стив Джобс, Евгений Касперский, Аркадий Волож – эти имена известны всем. Кто навскидку назовет имя женщины, сопоставимой с ними по известности? Данные НАФИ говорят, что 83% успешных людей, называемых россиянами – мужчины. В бизнесе и цифровой экономике лишь по 1% опрошенных смогли назвать успешных женщин.

Свою лепту вносит семья. Опросы НАФИ говорят, что родители в три раза чаще рекомендуют карьеру в IT своим сыновьям, чем дочерям. Данные НАФИ говорят, что более 70% юношей знают назначение программ, установленных на их компьютерах, сами устанавливают программное обеспечение и стараются решать возникающие при этом проблемы. У девушек доля таких пользователей почти в два раза ниже – 40%. Примерно таково же соотношение школьников и школьниц, интересующихся новостями в сфере высоких технологий. 

В результате к окончанию школы большинство девушек приходят к выводу, что технологии не для них. Данные  НИУ ВШЭ говорят, что 65% девочек по окончании школы идут в гуманитарные и творческие профессии, STEM (Science, Technology, Engineering and Mathematics) выбирают оставшиеся 35%. У мальчиков все наоборот: в STEM идут две трети. Кстати сказать, аналогична ситуация в США: доля юношей на специальностях STEM в три-четыре раза выше, чем девушек.

С учетом того, насколько математические методы важны и в биологии, и в химии, и в менеджменте тем самым девочки во многом «закрывают» для себя эти направления, сами того не осознавая.

Источник: Минобрнауки РФ, 2018

Неудивительно, что вузы, считающиеся кузницами кадров для высокотехнологичных отраслей – являются практически мужскими. Доля выпускниц факультета вычислительной математики и кибернетики МГУ составила около 25%, в МГТУ им. Баумана – 20%, в МФТИ – 12%.

Закончившая «Бауманку» и поддерживающая тесные связи с альма-матер Ольга Синенко говорит, что технические вузы были бы рады набрать больше девушек: «Открою секрет: абитуриентки даже приветствуются, как более дисциплинированные и организованные. Не видела проблем, с огромным удовольствием обучают девушек, дают им путевки в жизнь».

Опыт Софии Кулик привел ее к тем же выводам. Например, по ее наблюдениям, если студенты проходят дополнительные лекции в выходные, девушки посещают такие занятия гораздо охотнее, чем юноши. «Девушки не рассуждают, что это воскресенье, шесть вечера, а думают, насколько им это нужно. Когда нужно прямо сейчас включиться в работу у них проявляется какой-то внутренний рефлекс, что это просто нужно сделать», — говорит София.

Так что девушки, которые все-таки доходят до «мужских» вузов, без особых проблем получают профессию. Можно сказать, даже успешнее юношей – с курсов инженерных наук отчисляют 19% мужчин против 12% девушек, а с компьютерных – 22% против 17% (данные НИУ ВШЭ).

София Кулик говорит, что в приходящих на проектные интенсивы в «Университет 20.35» группах, разрабатывающих высокотехнологичные проекты, юношей и девушек примерно поровну. «Не работает стереотип, что в технических мальчики, а в гуманитарных девочки», – говорит она. Весной 2021 года в проектных командах состояли 900 девочек и 798 мальчиков – то есть, мужчины оказались даже в меньшинстве. Нет гендерного неравенства и среди лидеров команд.

Работа-работа, перейди на Федота

Университет не «снимает» школьное заклятие. Даже те, кто выбирает технический вуз, физмат или естественные науки, не свободны от внутренних барьеров. Попадая в высокотехнологичные компании, большинство женщин выбирает путь эксперта или наставника, а не карьериста или стартапера.

Допускалось более одного варианта ответа. Источник: Women in Tech, «Крок»

Приходя на собеседования, девушки охотно соглашаются работать на меньшие, чем мужчины, деньги – и закрепляют неравенство в доходах. «Женщины не хотят терять конкурентное преимущество – низкие зарплаты (при прочих равных), но это демпинг, он ограничивает их возможности в будущем. Выигрывая в конкретный момент, девушки проигрывают стратегически», — объясняет Наталья Шматко. Как мы видели выше, неравенство на старте потом сопровождает женщину на протяжении всей карьерной лестницы.

Многие девушки попадают в карьерную «яму» из-за своей усидчивости, тщательности в работе и привычке соглашаться на текучку. «Операционную работу обычно сгружают на женщин. Поправь договора, вычитай смету – в 90% случаев работу делает девочка, и ее начинают воспринимать как администратора-операциониста. Во многих компаниях такую работу делают девушки. Обычно это самая низкооплачиваемая позиция», — свидетельствует Юлия Шмакотина.

15% девушек из IT мечтают об открытии своего бизнеса, но ментальные барьеры мешают и им: они недостаточно верят в себя. В подготовленном Сбером и ВШЭ «Глобальном мониторинге предпринимательства» за 2018/19 годы констатируется, что треть мужчин верят в успех своих проектов – среди женщин таких только четверть (речь идет не только о бизнесменах). Менее 40% мужчин признались, что страх провала не дает им начать свой бизнес – среди женщин таких почти 50%.  

Ищите женщину

 Как мы видели, поворотный момент в отношении женщин к математике (и, вероятно, другим точным наукам и технологиям) приходится на старшие классы. Парадоксально, но барьеры в головы женщинам устанавливают прежде всего… другие женщины. Учительниц в российских школах в девять раз больше, чем учителей, и доля последних падает. Ситуация в России не уникальна –  в среднем в мире 70% учителей – женщины (а большинство директоров школ, кстати, мужчины). Неудивительно, что ситуация с выбором STEM-профессий девушками похожа в разных странах.

Рисунок: GoodStudio

Нет оснований утверждать, что учительницы (да и учителя-мужчины) массово не верят в интеллектуальные способности девочек или придерживаются ветхозаветных взглядов на роль женщин в обществе. Просто они считают, что детям полезнее будет заняться не высокими технологиями, а чем-то другим, и многие родители разделяют такую установку. В силу психологических особенностей на мальчиках это сказывается меньше, чем на девочках.

Так замыкается порочный круг: девушки не видят перед собой примеров успешных женщин в области бизнеса и высоких технологий, чувствуют, что общество не одобряет выбор этих сфер – и стараются избегать их. Следующее поколение школьниц видит, что успеха в hi-tech добиваются в основном мужчины – и тоже избегают амбициозных целей. Круг запускается заново.

Размыкая круг

Для общества было бы выгодно исправить ситуацию. Выше упоминалось, что гендерно сбалансированные компании демонстрируют лучшие результаты. По оценке The Boston Consulting Group, вовлечение в бизнес женщин наравне с мужчинами может дать мировому ВВП дополнительно 3-6% роста. Несколько дополнительных процентов роста нашей экономике точно не повредят.  

Что же можно сделать для снятия барьеров? Роли, связанные с биологическими функциями, мы не изменим – разве что можем скорректировать. «Фундаментальные функции меняются крайне медленно, процесс растягивается на века. Ломать его бессмысленно», — полагает Наталья Шматко. Создание преференций для женщин, так называемую «позитивную дискриминацию» она считает паллиативной мерой – может быть, только чтобы «расшевелить» процесс, сдвинуть с места. «Если мы будем заставлять компании брать на работу больше женщин – не факт, что женщины останутся в этих компаниях. В итоге могут проиграть оба пола», — полагает она.

Успешные предпринимательницы и топ-менеджеры говорят, что менять биологически обусловленные роли нет нужды. Нужно развивать мотивацию. «Когда я начала руководить предприятием, младшей было два года, старшей –пять. Справилась. Сейчас стали доступнее помощники по дому. Няни, воспитатели. Они могут помочь, разгрузить женщину-руководителя. Появилось время на самообразование», — рассказывает Наталья Симонова. «Совмещение от женщины потребует определенных усилий, но это более чем возможно», — ссылается на свой личный пример Наталия Галкина. При этом она не видит особых проблем в том, чтобы вернуться на работу и начать чуть позже: «дело только в желании. Совмещение семьи и бизнеса потребует определенных усилий, но это более чем возможно». «Среди топ-менеджеров-женщин много семейных, с детьми. Это счастливые женщины, никак не «мужики в юбке» или карьеристки-одиночки», — замечает Юлия Шмакотина.

Рисунок: GoodStudio

Добившиеся успеха бизнес-леди говорят, что никакие особые условия женщинам не нужны.  «Я против преференций по гендерному признаку. В науке и бизнесе все равны. А разделение может быть только в личных отношениях», — говорит Наталья Золотых. «Мне кажется, что толковой девушке не нужны никакие преференции. Я всегда говорила своим молодым коллегам – важно уметь делать свою работу лучше всех, получать новые знания и навыки, тем самым повышая свою собственную капитализацию», — полагает Ирина Кошкарова из «Национального БиоСервиса».

По мнению Натальи Золотых, примеры успеха женщин в бизнесе, науке и технике для вовлечения девушек в hi-tech индустрию «очень важны». «Истории успеха важны в принципе, как таковые, и мужчин, и женщин. Важен здоровый баланс и тех, и других», — полагает Ирина Кошкарова.  «Работа над примерами для подражания имеет смысл», — согласна Наталья Шматко.

Популяризация кейсов женщин, добившихся успеха, поможет девушкам обрести веру в себя, а окружающим – веру в женщин. «Определенный «комплекс самозванца» присущ девушкам. Тут вопрос больше не к самому человеку, а к людям, которые сомневаются в нем. Если мы будем смотреть на самого человека, а не на гендер или возраст, мы сможем этого избежать. Стереотипы начнут потихоньку меняться», — уверена София Кулик.

В России уже есть успешные проекты в этом направлении. Совет Евразийского женского форума при Совете Федерации проводит конкурс «Развитие женского лидерства», а «Опора России» реализует комплексную программу поддержки женских предпринимательских инициатив. Google организует тренинги «Я выдающаяся», на которых женщины учатся продвигать себя, свои достижения. По состоянию на лето 2020 года в этом тренинге приняло участие более тысячи девушек со всей России, представляющих корпоративный сектор. Это хорошо – но, раз проблема сохраняется, пока еще этого очень мало.

Нужна масштабная пропаганда в хорошем смысле этого слова. Рынок к ней уже готов. Как отмечала Юлия Бибикова, вице-президент по маркетингу Tech5: «Если ты действительно хороший специалист с уникальными возможностями, тебе могут не просто платить в рынке, но и выше. Зарплата не зависит от того, женщина ты или мужчина. Секрет успеха прост: нужно очень любить свою работу и свою сферу».

Усиление половины человечества

Решающие шаги на пути женской эмансипации – предоставление избирательных прав, допуск к новым сферам занятости, социальная защита – были из прагматичных соображений: во время первой и второй мировых войн, процессов индустриализации, нужно было вовлекать женщин в экономику. И эти шаги пошли на пользу обществу в целом. Нет сомнений, что усиление присутствия женщин в высокотехнологичной индустрии подстегнет их рост.  

То, что девушка способна чувствовать себя высокотехнологичной индустрии свободно, не обращать внимания не мнение окружающих, добиваться успеха наравне с мужчинами и превосходя их, кажется, уже не нуждается в доказательствах. Осталось только, чтобы в свои способности поверили десятки миллионов женщин. Это нужно и для успешного развития экономики, и просто для их личной самореализации, а значит – и счастья. 

Умная женщина плохого не посоветует! Секреты успеха от лидеров рынка

Автор публикации

не в сети 2 недели

Платформа НТИ

Комментарии: 1Публикации: 329Регистрация: 27-07-2020

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
Генерация пароля